старик АльбертОвич (sitnoff) wrote,
старик АльбертОвич
sitnoff

Памяти Олега Алалыкина :: Может, и меня на радио возьмут… У МЕНЯ И ГОЛОС ХОРОШИЙ

21 июля девятый день со дня ухода из жизни Олега Алалыкина.


«Как-то мы с женой (на тот момент она уже была известным диктором на радио «Иваново») решили прогуляться по лесу. И чтобы хоть как-то приблизиться к моей супруге и к сфере СМИ, за нами увязался любопытный юноша. «А я тоже хочу быть радиоведущим, - вдруг, вступая в диалог с нами, произнес он на полном серьезе. - А у меня и голос хороший… Может быть, и меня возьмут на радио?» Мы тогда улыбнулись. А позже, когда остались одни, моя жена с небольшим сарказмом произнесла: «Хм… ведущим на радио он хочет быть … Да мало ли их таких…»

А через несколько лет тот мальчик появился на радио в качестве корреспондента. И звали его Олег Алалыкин.

Ну, а главными героями этой беседы были ни кто иные, как диктор радио «Иваново» Татьяна Третьякова и ее  муж,  звукорежиссер трио «Меридиан», сосед по дому семьи Алалыкиных Александр Морковкин.

«Сначала семья Алалыкиных лишь на лето привозила мальчика в Кохму к бабушке Галине Михайловне из Карелии, куда мама Олега - моя одноклассница, Лидия Александровна, медсестра по профессии - вместе с мужем уехала по направлению, - вспоминает Александр. - А будучи в 8 классе, парнишка без родителей насовсем вернулся на родину в Кохму. Еще учась в школе (заканчивал Олег два последних класса в кохомской школе №2), он часто по вечерам гулял у дома с фотоаппаратом. Я тоже увлекался фотографией. И иногда при встрече мы делились мнениями: как правильно делать снимки, с какого ракурса, при каком освещении.

На бабушке, Галине Михайловне, держалось все хозяйство. Умерла она, можно сказать, трагически. Вот какая приключилась история. Над Алалыкиными жила пожилая курящая соседка. Видимо, в один из дней окурок она уронила на пол. Квартира ее заполыхала, и в ней невольная виновница пожара сгорела заживо. А вечером у бабушки Олега на этой почве случился инфаркт, ведь их «двушку» на первом  этаже  почти всю залили пожарные. Потом к Олегу переехала сестра Алена из Карелии. Так они и жили вдвоем до последнего времени. В их доме всегда была тишина. Между собой ни они, ни их родители, которые часто приезжали навестить детей, никогда не ругались. Всегда жили дружно. Редко сейчас такую семью встретишь».

« К нам раньше Алалыкины часто приходили звонить, и особенно Олег, когда уже работал на радио, - продолжает вспоминать Александр Морковкин. - Своего телефона у них тогда не было. А моей маме как участнице войны установили… В гостях у Алалыкиных я тоже бывал. Но не часто. И всегда Олег был за работой, за компьютером. Трудился он и в выходные. Скорее всего, и «сгорел» он из-за этой работы….

…По хозяйству, он, конечно, дома не занимался. Но вот лампочку в подъезде всегда вкручивал он. Бывало, заходишь, а он, такой большущий, стоит на стремянке, лампочку меняет».

Школьником Олег был очень добрым и веселым. Таким он запомнился пожилой соседке из дома напротив Нелли Федоровне Ильичевой. «А сколько в детстве знал сказок, рассказов! - говорит она. - И как он умел рассказывать! Заслушаешься… Это уж потом он стал менее разговорчивым, сдержанным. Должность обязывала… Но к нам, соседям, он всегда - с уважением… Ой, вы знаете, я вспоминаю, мне даже одежду ему ,школьнику, приходилось кое-какую перешивать. Ведь Олег никогда не был худеньким. И купить на него что-то  было сложно.

Ну, а для дальней родственницы Ирины он всегда был просто Олежкой.

- Каким он остался в моей памяти? Олежка всегда хорошо учился в школе и был очень добрым, - делится своими воспоминаниями Ирина. -   И у него всегда был такой красивый голос! Он обожал музыку, в молодости покупал много пластинок. И, конечно, в юности очень любил фотографировать. Заприметив его на улице за этим занятием, соседи говорили: не иначе, каким-нибудь фотокорреспондентом станет. 

Был очень любопытным и независимым

Журналистская карьера Олега Алалыкина началась с Ивановского радио. Он пришел туда сразу после окончания школы. Вот как вспоминает о нем его коллега по радио Владимир Мартынов:

- Олег всегда был очень любопытен. И это касалось не только корреспондентской подготовки материалов, но и технической его обработки. Причем, он всегда любил осваивать технические новинки и стремился во всем быть независимым. Кстати, Алалыкин был первым, кто заставил вывести пульт управления записывающего магнитофона перед микрофоном корреспондента в студию. Фактически он записывал себя сам. Осваивал «технологию» радио для того, чтобы быть независимым от звукооператов. Из всех журналистов он был единственным, кто осваивал такие технические моменты, и, в общем-то, он делал то, что не могли делать другие. …А, кстати, когда он только пришел на радио, это было еще в 80-х годах, у нас еще не делался электронный, а был, так называемый «кровавый» монтаж. То есть, чтобы вырезать ненужные моменты в материале, кусочки пленки просто рвались или выстригались, а затем склеивались… Ну, а начинал он с репортажей на абсолютно разные темы.

«Вещий» Олег

Спустя некоторое время Олег Алалыкин стал специальным корреспондентом «Радио России». Он же сумел убедить руководство «России» открыть в Иванове корпункт телевизионной программы «Вести». Будучи уже спецкором на телевидении,  Алалыкин снимал репортажи на самые актуальные и злободневные темы. В них он был жестким, но при этом всегда очень тактичным.

В конце 90-х годов  Олег Алалыкин стал ведущим новостной программы на телеканале «РТР» в паре с Ольгой Кокорекиной. До марта 2000 года они вместе вели вечерний выпуск федеральных «Вестей».

В 2001 году Алалыкин становится главным редактором телекомпании «Барс». Спустя какое-то время он возглавил ее. Будучи руководителем, талантливым журналистом-практиком и незаурядным человеком, он формировал информационные программы. Экспериментировал и развивал новые для региона телевизионные технологии. Телеканалу он отдал почти 12 лет. И все это время выходил в эфир. Сначала в качестве ведущего программы «Губерния», затем был ведущим «Актуально» и других программ.

Кстати, сам Олег очень любил смотреть телевизор. Вот что он говорил об этом в одном из интервью с ним:

- Люблю и стараюсь смотреть телевизор ежедневно. Не понимаю коллег, которые утверждают, что не включают его. Я смотрю почти все, кроме сериалов, где масса нестыковок. В них неверно отражен аромат времени, что для меня  как профессионала неприемлемо.

Мы подаем новость, интересную зрителям

А вот как он отвечал в этом же интервью на вопросы о своей работе.

- Должность генерального директора телерадиокомпании явоспринимаю как приложение к своей журналисткой деятельности… Телекомпания для того и существует, чтобы заниматься современным освещением жизни. Мы не ставим коммерческий успех во главу угла и в первую очередь производим новости и программы. Мало где в мире они приносят доход, в России - тем более. В небогатом сегодня Иванове они еще долго не выйдут на самоокупаемость.

- Как относитесь к упрекам, что «БАРС» гонится за сенсациями?

- Нормально. Для меня самое большое оскорбление - упрек в том, что журналист не гонится за сенсацией. В поиске сенсаций и заключается работа журналиста, потому что мы - пресса - ориентирована на широкие круги населения. Секрет нашего успеха прост - мы подаем новость, интересную зрителям.

- А ваше отношение к Кохме?

- Я в ней живу…

Что к этому добавить? Этот человек, наверное, давно мог переехать в какую-нибудь приличную квартиру, а он жил в старенькой родной деревянной двухэтажке на Московской, в родной Кохме, и никуда не собирался из нее переезжать…

13 июня Олега не стало. Он скончался в московской клинике через несколько недель после сложнейшей операции на сердце. Ему было всего 42 года…

В воспоминаниях друзей

- Олег Евгеньевич умер в пятницу тринадцатого в високосный год, - вспоминает об этом дне в своем блоге один из его друзей, начальник отделения информации и общественных связей УМВД по Ивановской области Владислав Радостин. - Редкое единение злобных примет. Такой день консолидированного негатива. Но дело, видимо, не в этом. Губернский наблюдатель Михаил Мокрецов верно заметил - Олег пренебрегал своим здоровьем. Никогда не обращался к врачам и при этом очень любил жизнь почти во всех ее проявлениях.

У Олега Евгеньевича не было журналистского образования... И я никаких рецептов от него, сунувшись в свое время в телевизионный эфир, не получил… Но журналистику он смог бы преподавать в самых лучших вузах. С Олегом я был в разные периоды его жизни. В том числе и в достаточно непростые времена, с обилием гораздо более сильных врагов и совершенно непроглядной туманностью завтрашних перспектив. Уйти никогда не хотелось. С ним было просто интереснее, чем с его врагами. Он всегда был интереснее своих врагов.

Еще одна удивительная особенность интеллекта этого человека - он всегда знал, как надо. Его вариант был всегда лучшим. И телеканал, который он, по сути, сделал,  тоже был лучшим...

- Алалыкин, конечно, не стоял у истоков формирования «Барса», но он стал его основателем именно в том виде, какой он сейчас есть, - дополняет Владимир Мартынов. - С теми рубриками, которые привык видеть зритель. И я считаю, он создал интересный и независимый телеканал в Ивановской области.

- Мы знакомы с Олегом были с 1995 года, и он многому меня научил, - продолжает Владислав Радостин. - А теперь я лишился друга... Может быть,  лучшего... Видел его последний раз фактически в тот момент, когда он давал согласие на операцию. Врачи вокруг - матерые кардиологи, хирурги сердечно-сосудистые… Мне его таким спокойным еще никогда наблюдать не приходилось. Все уже было известно, и Олег знал, что коронарная артерия в любой момент может «дать течь». А это неминуемая гибель. Внимательно выслушал врачей, кивнул в знак согласия и всё... Я всегда подозревал, что Олег был человеком удивительного мужества. Обратил только внимание на то, что как- то сильно он погружен в себя и как будто бы не совсем уже с нами...

Пока он был в больнице,  я думал о многом. Пытался представить себе что-то. Вспоминал о том, как мы с ним общались. Как видел его в последний раз. Представлял, как он лежит в полусне под аппаратом искусственного дыхания. И даже точно знал, что скажу ему, когда он вернётся. Но вот сцену его возвращения, сколько не пытался, представить так ни разу и не смог.

За два-три дня до сердечного приступа мы созванивались. Он звал нас в гости. Смеялся в трубку и говорил: Есть у меня два новых фильма ужасов. Но я один смотреть боюсь. Приходите...» А мы не пришли. Дела, блин, все никому на самом деле не нужные...»

Ольга БАЛЯНОВА



источник:: газета "Наше Слово" - http://nashe-slovo.ru/news/485-86/n485-86_1205.html
Tags: память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments